Украине придется забыть о доступном 3G?

Если с традиционным Интернетом на Украине дела обстоят неплохо, то крупнейшие сотовые операторы страны — МТС, «Киевстар» и Life — до сих пор не предоставляют услуг 3G-связи.

Вполне приличный доступ к Сети через провода и оптоволокно есть. Столичные потребители интернет-услуг за небольшие деньги — 80-120 грн (230-350 рублей) в месяц — подключаются к каналам 25-100 Мбит/сек. Приятная для пользователей дешевизна стала возможной за счет высокой конкуренции и отсутствия какого-либо контроля за этим рынком: провода тянут без всяких согласований, и едва ли не в каждом подъезде и не в каждом киевском лифте можно увидеть рекламные объявления, в которых канал на 100 Мбит/сек предлагается бесплатно сразу на несколько месяцев.

Компаний, занимающихся предоставлением интернет-услуг, и в других крупных украинских городах более чем достаточно, так что проблем с доступом в Сеть на приличной скорости за небольшие деньги нет и там.

Совсем другая ситуация с мобильным Интернетом. Нужные для развертывания сетей третьего поколения частоты операторам все это время не высвобождали в Минобороны. Якобы чиновники требовали от операторов слишком большую мзду в обмен на лицензии, а те синхронно решили на такие условия не соглашаться.

В результате единственный способ получить относительно быстрый мобильный Интернет — подключиться к принадлежащему Ринату Ахметову оператору «Укртелеком», работающему на рынке мобильной связи под брендом Utel. Он, действительно, предлагает неплохую скорость, сопоставимую с «европейским 3G», за 100 грн (300 рублей) в месяц. Но за эти же небольшие деньги пользователи получают сразу две проблемы.

Во-первых, сеть Utel 3G доступна только в крупных украинских городах — в Киеве, Одессе, Львове, Днепропетровске и некоторых других. На трассах, в небольших городках и поселках и даже в пригороде мегаполиса сети уже нет. Нет ее и в метро, так что в подземке Интернет отсутствует в принципе.

Во-вторых, тарифы на голосовую связь у Utel слишком высокие, а потому клиентов, которым не нужен Интернет, а надо «только позвонить», у него почти нет. Так что звонки у пользователей Utel почти всегда получаются «на другую сеть», а это удар по кошельку. Именно поэтому в Киеве существует аномально высокий спрос на смартфоны, поддерживающие сразу две SIM-карты — по одной звонить, а вторая для мобильного Интернета.

Надо сказать, что на сегодняшний день «общественный запрос» на 3G на Украине просто колоссальный. Объясняется это в том числе просто запредельно высоким числом айтишников, работающих на аутсорсинге — по количеству программистов-фрилансеров, вкалывающих на зарубежных дядей, Украина уступает, кажется, только Индии. Власти это вроде бы понимают, но надежд на то, что проблема разрешится в ближайшем будущем, нет почти никаких.

Премьер-министр Украины Арсений Яценюк считает, что, запуская 3G, одновременно необходимо бороться с «российской монополией» на рынке мобильной связи.

«Мы не допустим монополии на рынке 3G. Уже сейчас сформирована монополия на рынке телекоммуникаций, а именно мобильной связи, где Россия контролирует весь рынок. И для того, чтобы демонополизировать этот рынок, я готов даже за 1 гривну отдать одну лицензию, чтобы не было российской монополии, и чтобы сюда пришли настоящие европейские компании, которые будут конкурировать. Чтобы услуга была по качеству лучше, а по цене дешевле», — объяснял он.

То есть, судя по всему, ни МТС, ни турецкий Life, ни «Киевстар», значительный пакет акций которого тоже принадлежит российским бизнесменам, лицензию на 3G не получат. Никаких «европейских операторов», о которых рассказывает Яценюк, на рынке тоже не будет. Во-первых, каждому, кто хоть немного знаком с тем, как устроен рынок мобильной связи, очевидно, что слабоватый с точки зрения денег и маржинальности украинский рынок просто «не выдержит» появления на нем четвертого игрока. Во-вторых, развертывание 3G-связи — процесс дорогостоящий и емкий с точки зрения создания инфраструктуры, а вкладывать деньги в страну, погрязшую в коррупции, войне на Востоке и экономическом кризисе, европейцы не будут. Поэтому и надежд на то, что в ближайшее время на рынке мобильной связи что-то изменится, тоже нет.

Украина, по признанию Петра Порошенко, является единственной в Европе страной, в которой до сих пор нет 3G-связи. Президент даже как-то подписал указ, в соответствии с которым предписывалось до конца октября провести конкурс на выдачу лицензий на 3G, а до 15 августа принять меры, необходимые для конверсии — переоборудования средств связи Минобороны, работающих на 3G-частотах. Но чиновники в график никак не укладываются. И главным «тормозом» процесса оказался Кабинет министров, задерживающий принятие судьбоносного постановления на выдачу лицензий.

В унисон кабмину работает и Нацкомиссия регулирования связи, которая предложила операторам не только заплатить за лицензии, но и на собственные деньги заняться конверсией.

Замглавы администрации президента, экс-директор «Майкрософт Украина» Дмитрий Шимкив недавно признал, что на данный момент имеет место частичное нарушение указа президента и что правительству не хватает политической воли, чтобы дать делу ход.

Плюс ко всему правительство не собираются отказываться от возможности пополнить за счет выдачи лицензий бюджет. Кабмин рассчитывает, что в результате 3G-конкурса получит 6-7 млрд грн. Не стоит забывать и про личный интерес. Многие считают, что пока с высоких трибун говорится о конкуренции и необходимости установления «прозрачных» правил игры, подковерно политики уже решили, что право на 3G-связь должен получить только один из существующих операторов «большой тройки» — вероятно, тот, который предложит самую большую взятку.

Экс-глава компании FreshTel Елена Минич считает, что ситуация сегодня примерно та же, что была в 2010 году — тогда операторы тоже не смогли договориться с властями об устраивающих обе стороны условиях тендера.

Основатель венчурного фонда Hybrid Capital Илья Кенигштейн говорит, что ему сложно подобрать цензурные слова для описания сложившейся ситуации. »

Считаю, что Кабмин против развития экономики в Украине — де-факто он своими действиями «лоббирует» интерес владельца «Тримоба» с целью увеличения его капитализации», — говорит Кенигштейн.

«Тримоб» — 3G-подразделение «Укртелекома», который получил единственную на данный момент лицензию на связь третьего поколения еще в 2005 году.

В общем, сколько бы на публике Порошенко и Яценюк ни говорили о необходимости внедрения 3G-связи, на деле власти, как и при прежней власти, делают все для того, чтобы быстрого мобильного Интернета в стране так и не было. 2015-й год Украина уже точно встретит без него. А, может, и следующий тоже. И это тогда, когда весь мир уже переходит на 4G соединение.

Источник: comnews.ru

 

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *